чтобы ответить ему так же официально, забормотал нервно:

– Ну, повесьте меня самого. Повесьте меня…

Было раннее октябрьское утро, серое, холодное, темное. У приговоренных от ужаса лица желтые и шевелятся волосы на голове. Чиновник читает приговор, дрожит от волнения и заикается оттого, что плохо видит. Священник в черной ризе[616 - Священник в черной ризе ~ Ради бога отпустите, не могу… – Священник, присутствовавший при этой казни, – о. Александр (Александр Фаддеев) или о. Ираклий.] дает всем девяти поцеловать крест и шепчет, обращаясь к начальнику округа:

– Ради бога, отпустите, не могу…

Длинная процедура: нужно надеть на каждого саван, подвести к эшафоту. Когда наконец повесили девять человек, то получилась в воздухе «целая гирлянда», как выразился начальник округа, рассказывавший мне об этой казни. Когда сняли казненных, то доктора нашли, что один из них еще жив.[617 - …доктора нашли, что один из них еще жив. – На этой казни присутствовали: врач военной Корсаковской команды Зборомирский и корсаковский окружной тюремный врач Тропин.] Эта случайность имела особое значение: тюрьма, которой известны тайны всех преступлений, совершаемых ее членами, в том числе палач[618 - …в том числе палач – Палачом в Корсаковском округе был Минаев. О нем Чехов упоминал на стр. 194.] и его помощники, знали, что этот живой не виноват в том преступлении, за которое его вешали.

– Повесили в другой раз, – заключил свой рассказ начальник округа.[619 - …заключил свой рассказ начальник округа. – Чехов слышал этот рассказ о смертной казни от начальника Корсаковского округа И. И. Белого. В Д/В архиве сохранился «Приказ по войскам и гражданскому управлению о. Сахалина» начальника острова А. И. Гинце от 2 сентября о процедуре этой казни (Д/В, ф. 1133, оп. 1, ед. хр. 147, лл. 220–221).] – Потом я не мог спать целый месяц.



XXII

Как на одно из главных и особенно важных преимуществ Сахалина, известный комитет 1868 г. указывал на его островное положение. На острове, отделяемом от материка бурным морем, казалось, не трудно было создать большую морскую тюрьму по плану: «кругом вода, а в середке беда»,[620 - …«кругом вода, а в середке беда» – Некоторые авторы известных Чехову работ, побывавшие на Сахалине, вспоминали, что ссыльнокаторжные говорили об острове: «Кругом вода, в середине беда», или «кругом море, в середине горе» (Н. См–ский. На Сахалине. – «Кронштадтский вестник», 1890, № 15, 4 февраля). Ив. Поляков рассказывал, что на его вопрос, есть ли у них песни, сахалинцы отвечали: «Какие у нас, барин, песни? Есть только одна, да и ту не поем: „Сахалин остров, кругом вода, а посредине беда“» («На Сахалине». – «Новь», 1886, т. VII, № 1, стр. 17).] и осуществить римскую ссылку на остров, где о побеге можно было бы только мечтать. На деле же, с самого начала сахалинской практики, остров оказался как бы островом, quasi insula.[621 - мнимым островом (лат.).] Пролив, отделяющий остров от материка, в зимние месяцы замерзает совершенно, и та вода, которая летом играет роль тюремной стены, зимою бывает ровна и гладка, как поле, и всякий желающий может пройти его пешком или переехать на собаках. Да и летом пролив ненадежен: в самом узком месте, между мысами Погоби и Лазарева, он не шире шести-семи верст, а в тихую, ясную погоду нетрудно переплыть на плохой гиляцкой лодке и сто верст. Даже там, где пролив широк, сахалинцы видят материковый берег довольно ясно; туманная полоса земли с красивыми горными пиками изо дня в день манит к себе и искушает ссыльного,
страница 280
Чехов А.П.   Из Сибири. Остров Сахалин. 1889-1894