гриву хватает коня. Ночь за ночью идет, ворон каркает, Ветром конь вкруг Ал`атыря шаркает,

Стременами пустыми звеня. Анакапри, 8.III.13

ЗАВЕТ СААДИ

Будь щедрым, как пальма. А если не можешь, то будь Стволом кипариса, прямым и простым - благородным. Трапезонд, VI.13

ДЕДУШКА

Дедушка ест грушу на лежанке, Деснами кусает спелый плод. Поднял плеч костлявые останки И втянул в них череп, как урод.

(*358) Глазки - что коринки, со звериной Пустотой и грустью. Все забыл. Уж запасся гробовой холстиной, Но к еде - какой-то лютый пыл.

Чует: отовсюду обступила, Смотрит на лежанку, на кровать Ждущая, томительная Сила... И спешит, спешит он - дожевать. 19.VIII.13

МАЧЕХА

У меня, сироты, была мачеха злая. В избу пустую ночью пришла я:

В темные лесы гнала меня мати Жито сырое молоть, просевати.

Много смолола я - куры не пели, Слышу - дверные крюки заскрипели,

Глянула - вижу железные роги, Черную Мати, косматые ноги.

Брала меня Мати за правую руку, Вела меня Мати к венцу да на муку,

За темные лесы, за синие боры, За быстрые реки, за белые горы.

Ой, да я лесы прошла со свечами, В плынь я плыла по рекам со слезами,

В трубы по белым горам я трубила: Слушайте, людя, кого я любила! 20.VIII.13

(*359)

ОТРАВА

Свекровь-госпожа в терему до полден заспалась: Спи, р`одная, спи, я одна, молода, убралась! Серьгу и кольцо я в бору колдуну отдала, Питье на меду да на сладком корню развела.

И черен и смолен зеленый за теремом бор. Сынок твой воротится, сыщет под лавкой топор: "Сынок, не буди меня: клонит старуху ко сну. Сруби мне два дерева - ель да рудую сосну".

- Ин, ель на постель, а сосну?- "А ее на кровать: На бархате смольном в гробу золотом почивать, На хвое примятой княгиню положите вы, С болотною мятой округ восковой головы..."

Уж как же я буду за церковью выть, голосить! Уж как же я выйду наране покосы косить! В коралл, в костенику я косы свои уберу, Шальною и дикой завьюсь, замотаюсь в бору!

20.VIII.13

МУШКЕТ

Видел сон Мушкет: Видел он азовские подолья, На бурьяне, на татарках - алый цвет, А в бурьяне - ржавых копий колья.

Черт повил в жгуты, Засушил в крови казачьи чубы. Эх, Мушкет! А что же делал ты? Видишь ли оскаленные зубы?

Твой крестовый брат В Цареграде был посажен на кол. Брат зовет Мушкета в Цареград И Мушкет проснулся и заплакал.

(*360) Встал, жену убил, Сонных зарубил своих малюток, И пошел в туретчину, и был В Цареграде через сорок суток.

И турецкий хан Отрубил ему башку седую, И швырнули ту башку в лиман, И плыла она, качаясь, в даль морскую.

И глядела в высь,К господу глаза ее глядели. И господь ответил: "Не журись, Не тужи, Мушкет,- попы тебя отпели". VIII.13

ВЕНЕЦИЯ

Восемь лет в Венеции я не был... Всякий раз, когда вокзал минуешь И на пристань выйдешь, удивляет Тишина Венеции, пьянеешь От морского воздуха каналов. Эти лодки, барки, маслянистый Блеск воды, огнями озаренной, А за нею низкий ряд фасадов Как бы из слоновой грязной кости, А над ними синий южный вечер, Мокрый и ненастный, но налитый Синевою мягкою, лиловой,Радостно все это было видеть!

Восемь лет... Я спал в давно знакомой Низкой, старой комнате, под белым Потолком, расписанным цветами. Утром слышу,- колокол: и звонко И певуче, но не к нам взывает Этот чистый одинокий голос, (*361) Голос давней жизни, от которой Только красота одна осталась! Утром косо розовое солнце Заглянуло в УЗКИЙ переулок, Озаряя отблеском от дома, От стены напротив - и опять я Радостную близость моря, воли Ощутил,
страница 5
Бунин И.А.   Стихотворения 1912-1917