землю.

В данное время в конторе ВС обручи имеются в количестве пять штук.

Подписи. Председатель РКК Маркевич. ДС (подпись неразборчива). ДСП Пугач".

Когда Пугач пришел домой, жена спросила:

- Поздравляю тебя, Пугач, с получением десяти целковых.

Пугач ответил:

- Отстань ты от меня! Никаких десять целковых не дали, а дали акт.

- Ну, что же в акте?

- Ничего я не понял, что в акте, - ответил Пугач, - и вообще отцепись от меня.

С тех пор Пугачу проходу не было. Все поздравляли с получением, так что он в конце концов стал злиться.

Корреспондент сочинил по этому поводу блестящие стихи:

Коль скоро речь об обручах идет,

То дело ДСП решенья подождет.

Пока он не найдет по несчастью друзей

От количества всех пяти штук обручей

А вот порвал ли ДСП тужурку иль не рвал,

Об этом акт ни слова не сказал!

Разберется об этом деле ДОРПК,

Не подумали об этом ни ДС, ни председатель РКК.

"Гудок" 5 сентября 1924 г.

УВЕРТЮРА ШОПЕНА

Неприятный рассказ (по материалам рабкора)

- Какой негодяй распустил слух, что наш клуб никуда не годится? воскликнул завклубом.

- Это враги наши говорят, - ответил член правления Колотушкин.

- Свиньи, свиньи, - качая головой, заметил заведующий, - вот-с, не угодно ли: приход от платных спектаклей - 248 р. 89 к., а расход - 140 р. 89 к. В остатке, стало быть, 109 рубликов чистейшей пользы. И не будь я заведующий, если я их не употреблю...

Тут дверь открылась и вошел заведующий передвижным театром.

- Драсте, - сказал он. - братцы, сел я в лужу. Нету у меня денег. Пропал я! Застрелюсь я!..

- Не делай этого, - ужаснулся заведующий, - твоя жизнь нужна родине. Сколько тебе нужно?

- 10 рублей, или я отравлюсь цианистым калием.

- На, - сказал великодушный заведующий, - только не губи свою душу. И пиши расписку.

Завтеатром сел и написал:

"Прошу 10 рублей до следующего моего приезда в Себеж".

А заведующий написал: "Выдать".

- Вы спасли мне жизнь! - воскликнул театральщик и исчез.

Засим пришел гражданин Балаболин и спросил:

- Веревку от занавеса не дадите ли мне, друзья, на полчасика?

- Зачем? - изумились клубные.

- Повешусь. Имею долг чести, а платить нечем,

- Пиши!

Балаболин написал: "Прошу на два дня"...

Получил резолюцию Колотушкина и пять рублей и исчез.

Пришел Пидорин и написал:

"До получения жалования"...

Получил 30 рублей и исчез.

Пришел Елистратов с запиской от Пидорина, написал:

"В счет жалования"...

И, получив 20 рублей, исчез.

Затем пришел фортепьянный настройщик и сказал:

- На вашем фортепьяне, вероятно, ногами играли или жезлами путевыми. Как стерва дребезжит.

- Что ты говоришь? - ужаснулись клубники. - Чини его скорей!

- 55 рублей будет стоить, - сказал мастер.

Написали смету, а в конце приписали:

"По окончании ремонта заставить настройщика сыграть увертюру Шопена и на дорогу выпить добрую чарку".

Не успел фортепьянщик доиграть Шопена и допить чарку, как открылась дверь и ввалилось сразу несколько:

- Нету, нету больше, - закричал заведующий и замахал рукой, - чисто!

- Нам и не надо, - гробовым голосом ответили ввалившиеся и добавили: Мы ревизионная комиссия. Наступило молчание.

- Это что? - спросила комиссия.

- Расписки, - ответил зав и заплакал.

- А это кто?

- Фортепьянщик, - рыдая, ответил зав.

- Что ж он делает?

- Увертюру играет, - всхлипнул зав.

- Довольно, - сказала комиссия, -
страница 13
Булгаков М.А.   Рассказы, очерки, фельетоны