протестовала г-жа Риди, но певец уже торжествовал!

«Когда женщина собирается думать, она уже согласна!»

Тут он только заметил меня.

«А, и милый Фома здесь?», и потом, понизив голос добавил: «теперь я немного освобожусь и охотно посмотрю ваши образчики».

Но мне не пришлось воспользоваться его приглашением, так как дома я нашел письмо от хозяина, вызывавшего меня немедленно в Пистойю, а также самого Якова Кастаньо, который, как оказывается, все время меня искал, чтобы взять у меня обратно адреса своих клиентов и вернуть мне мой список, которые мы перепутали в первый же вечер. Валерио благополучно живет с Клементиной, часто пишет мне, синьора Сколастика, кажется, сама не заметила. как обвенчалась с графом. Синьор Кальяни также блистает в роли Тизбы, так и не видав моих образчиков. Зато какие образчики доставила мне Флоренция на всю мою жизнь, любви и претензий, забавных и печальных случаев, плетений судьбы и истинного чувства.


Мария Синякова. Рисунок



Велимир Хлебников





Сельская очарованность

Напялив длинные очки
С собою дулась в дурачки,
Была нецелою колода,
Но любит шалости природа.
Какой-то зверь протяжно свистнул,
Топча посевы и золу.
Мелькнув поломанной соломкой,
Слетело двое голубей.
Встревожен белой незнакомкой,
Чирикал старый воробей.
«Полей простор чернеет, орань
Поет пастух с слезливой дудкой.
Тебе на плечи сядет ворон
С вонзенной в перья незабудкой.
В мою ладонь давайте руку.
Ведь я живу внутри овина
И мы, смеясь, пройдем науку.
Она воздушна и невинна».
Как белочка, плутовка
Подсолнухи грызет,
A божия коровка
По локтю рук ползет.
Сквозь кожи снег, где блещет жилка,
Туда, щиты свои раздвинув,
Слетела с русого затылка,
Над телом панцырь крыл раскинув.
В руке качался колос
Соседней спелой нивы.
К земле струился волос.
Желания ленивы.
«О, я пишу. Тебя здесь вывел»,
«А ты мне… ты мне опротивел».
«Ужели?» «В самом деле!»
Был стан обтянуть бичевой,
В руке же цветик полевой.
Ha ней охоты сапоги.
Смазны они и широки.
«Ни глупой лести, ни почету,
Здесь нет уюта, жизни места.
Девица рощи, звездочету
Будь мотыльковая невеста».
«Я — лесное правительство
Волей чистых усмешек
И мое — место жительство,—
Где зеленый орешек».
«И книги полдня, что в прекрасном
Лучей сверкают переплете,
Вблизи лишь, насморку опасным,
С досадой дымом назовете.
Вблизи столь многое иное,
О чем певец в созвучьях спорит,
О чем полкан, печально ноя.
Ему у будки в полночь вторит».
«Я не негодую:
Ты мне всего, всего дороже!
Скажи, на ведьму молодую
Сегодня очень я похожа?
Ах, по утрам меня щекоткой не буди!..
Как это глупо! сам суди:
Я только в полночь засыпаю;
И утром я не так ступаю!»
«Но дней грядущих я бросил счета
Мечтания, страсть и тебя, нищета!»
Синеет лог, чернеет лес.
В ресницах бог,
А в ребрах бес.
И паутины хчея,
И летних мошек толчея.



Василий Каменский



Разбойные — бесшабашные



«Сарынь на кичку…»

Сарынь на кичку!
Ядрёный лапоть
Пошел шататься по берегам.
Сарынь на кичку!
Казань — Саратов.
В дружину дружную на перекличку
На лихо лишнее врагам!
Сарынь на кичку!
Бочонок с брагой
Мы разопьём у трех костров.
И на приволье волжском вагой
Зарядим в грусть у островов.
Сарынь на кичку!
Ядреный лапоть
Чеши затылок у перса-пса.
Зачнем снизовья хватать-царапать
И шкуру
страница 45
Блок А.А.   Стрелец. Сборник № 1