не черпать их готовыми из забытого ими прошлого.

Пожалуй правы обличаемые Эзрой Поундом враги его: он слишком много взял на себя, возвестив о нарождении «новых egos». В Англии, no крайней мере, они еще не народились. Не достаточно еще действенными оказались проклятия вортицистов английскому климату, юмору, боязни быть смешным и т. д. Поэзия имажистов ничего яркого не дала — как не дали ничего нового их проклятия и благословения. Но теория «вихря в пространстве» и необходимость создать новые отвлеченности сама по себе плодотворная. Где же и когда она воплотится в творчестве, перестав быть только теорией и мечтой?


Уиндгэм Люис. Портрет англичанки



А. Вилькина



Буйный паж из «песен буржуазии»

Посв. Делоннэ


Ты ранил не символически.
Ты ранил меня ножом.
Я вела себя не героически,
А как все себя в жизни ведем.

Пахли пряным на рынке овощи.
Когда утром с другим я шла.
Карета скорой помощи
В больницу меня повезла.

Я играла в любовь и в опасности
То с буйным, то с кротким пажем.
Ты, буйный, стал жертвой страстности.
Ты ранил меня ножом.



Бенедикт Лившиц



Павловск

Во цвель прудов ползут откосы,
А в портики — аквамарин,
Иль плещется плащом курносый
Выпуклолобый паладин?..

О, как решительно и туго
Завязан каждый из узлов
В твоем саду, воитель круга
И дон-Кишот прямых углов!

Еще уходит по ранжиру
Суконный бант на париках,
А ты стремишь свою порфиру
В сырую даль, в зеленый прах, —

Из розового павильона,
Где слезы женские — вода,
Следить, сошла ли с небосклона
Твоя мальтийская звезда.

И царедворцы верят фавну,
Клевещущему в лоно звезд,
Что прадеду неравен правнук,
По гроб избравший белый крест.



Алексей Крученых



На удельной

Гвоздь в голову!
Сам попросил
Положил ее на траву —
Пусть простукает нарыв.

Раскрыл пасть
— Там плюхался жирный карась —
А тот говорит: нишкни
Иначе трудно попасть!

Слышу: крышку забивают громко
Я скусил зубы
— Карась нырнул под нёбо —
Лежи, а то принудят родные
Не открывайся — ни крови… ни звука…

Кто помогал мне — не узнал сперва…
Гвоздил в висок заржавленным здорово!
Потом огляделся — моя жена!
Пошла и долго смеясь рассказывала доктору

Залепили… поправился… вышел из больницы
Жаль только
Остался там китайчонок
Мой сын от китайской царицы


О. Розанова. Пристань



Алексей Ремизов



Россия в письмах



1. Грамотка. Письмо узорное

Дивны дела Твои, Господи! В Новгород-Северск привозила баба на базар рыбу, и случилось одному охотнику с удочками толочься по базару. День и ночь прорыбачил, и хотя бы какая сонная попалось, только приманку извел, вот он и задумал: — «С пустыми руками как возвращаться… Присмотрю-ка я себе на уху рыбки!» — дело то на посту было. А рыба у бабы — сом к ершу, привалит же такое счастье! — знатная рыба. Приторговал он себе рыбы, баба ему ершей в грамотку завернула, расплатился и пошел себе домой с покупкой, будто с ловом, — будет ему ужотко уха на славу!

А дома, положа удочки в сторонку, как развернул грамотку с ершами, и на ерша глаз — знатная рыба! — а пуще на грамотку: что за письмо, за узорное! Ершей на стол уху варить, а грамотку к себе взял, расправил, сушить положил.

Время к обиду пришло, ну, и уха! А по ухе на загладку за грамотку принялся — и так ее и сяк, и буквы наши, другое слово, как слово, а сложить не может — темная грамота. Вечером собрался к
страница 28
Блок А.А.   Стрелец. Сборник № 1