шутки.

Волос червонную руду
И голоса грудные звуки.
Сирени темной в час разлуки
Пятиконечную звезду.

И то, что больше и странней:
Из вихря музыки и света —
Взор, полный долгого привета,
И тайна верности… твоей.

1 июля 1914



«Ты жил один! Друзей ты не искал…»

Ты жил один! Друзей ты не искал
       И не искал единоверцев.
Ты острый нож безжалостно вонзал
       В открытое для счастья сердце.

«Безумный друг! Ты мог бы счастлив быть!..»—
       «Зачем? Средь бурного ненастья
Мы, всё равно, не можем сохранить
       Неумирающего счастья!»

26 августа 1914



«Грешить бесстыдно, непробудно…»

Грешить бесстыдно, непробудно,
Счет потерять ночам и дням,
И, с головой от хмеля трудной,
Пройти сторонкой в божий храм.

Три раза преклониться долу,
Семь — осенить себя крестом,
Тайком к заплеванному полу
Горячим прикоснуться лбом.

Кладя в тарелку грошик медный,
Три, да еще семь раз подряд
Поцеловать столетний, бедный
И зацелованный оклад.

А воротясь домой, обмерить
На тот же грош кого-нибудь,
И пса голодного от двери,
Икнув, ногою отпихнуть.

И под лампадой у иконы
Пить чай, отщелкивая счет,
Потом переслюнить купоны,
Пузатый отворив комод,

И на перины пуховые
В тяжелом завалиться сне…
Да, и такой, моя Россия,
Ты всех краев дороже мне.

26 августа 1914



«Задобренные лесом кручи…»

Задобренные лесом кручи:
Когда-то там, на высоте,
Рубили деды сруб горючий
И пели о своем Христе.

Теперь пастуший кнут не свистнет,
И песни не споет свирель.
Лишь мох сырой с обрыва виснет,
Как ведьмы сбитая кудель.

Навеки непробудной тенью
Ресницы мхов опушены,
Спят, убаюканные ленью
Людской врагини — тишины.

И человек печальной цапли
С болотной кочки не спугнет,
Но в каждой тихой, ржавой капле —
Зачало рек, озер, болот.

И капли ржавые, лесные,
Родясь в глуши и темноте,
Несут испуганной России
Весть о сжигающем Христе.

Октябрь 1907 — 29 августа 1914



«Та жизнь прошла…»

Та жизнь прошла,
И сердце спит,
Утомлено.
И ночь опять пришла,
Бесстрашная — глядит
В мое окно.

И выпал снег,
И не прогнать
Мне зимних чар…
И не вернуть тех нег,
И странно вспоминать,
Что был пожар.

31 августа 1914



«Была ты всех ярче, верней и прелестней…»

Была ты всех ярче, верней и прелестней,
Не кляни же меня, не кляни!
Мой поезд летит, как цыганская песня,
Как те невозвратные дни…

Что было любимо — всё мимо, мимо,
Впереди — неизвестность пути…
Благословенно, неизгладимо,
Невозвратимо… прости!

31 августа 1914



«Ветер стих, и слава заревая…»

Моей матери


Ветер стих, и слава заревая
       Облекла вон те пруды.
Вон и схимник. Книгу закрывая,
       Он смиренно ждет звезды.

Но бежит шоссейная дорога,
       Убегает вбок…
Дай вздохнуть, помедли, ради бога,
       Не хрусти, песок!

Славой золотеет заревою
       Монастырский крест издалека.
Не свернуть ли к вечному покою?
       Да и что за жизнь без клобука?.

И опять влечет неудержимо
       Вдаль из тихих мест
Путь шоссейный, пробегая мимо,
       Мимо инока, прудов и звезд…

Август 1914



ЖЕНЩИНА

Памяти Августа Стриндберга


Да, я изведала все муки,
Мечтала жадно о конце…
Но нет! Остановились руки,
Живу — с печалью на лице…

Весной по кладбищу бродила
И
страница 8
Блок А.А.   Стихотворения 1914 года