1908



НЕ ПРИШЕЛ НА СВИДАНЬЕ

Поздним вечером ждала
У кисейного окна
Вплоть до раннего утра.

Нету милого — ушла.
Нету милого — одна.
Даль мутна, светла, сыра.

Занавесила окно,
Засветила огонек,
Наклонилась над столом…

Загляни еще в окно!
Загляни еще разок!
Загляни одним глазком!

Льется, льется холодок.
Догорает огонек.

«Как он в губы целовал…
Как невестой называл…»

Рано, холодно, светло.
Ветер ломится в стекло.

Посмотри одним глазком,
Что там с миленьким дружком?.

Белый саван —. снежный плат.
А под платом — голова…
Тяжело проспать в гробу.

Ноги вытянулись в ряд…
Протянулись рукава…
Ветер ломится в трубу…

Выйди, выйди из ворот…
Лейся, лейся, ранний свет,
Белый саван, распухай…

Приподымешь белый край —
И сомнений больше нет:
Провалился мертвый рот.

Февраль 1908

Ревелъ



«Душа! Когда устанешь верить…»

Душа! Когда устанешь верить?
Весна, весна! Она томна,
Как тайна приоткрытой двери
В кумирню золотого сна…

Едва, подругу покидая,
Ушел я в тишину и тень,
И вот опять — зовет другая,
Другая вызывает день…

Но мглой весеннею повито
Всё, что кипело здесь в груди…
Не пой, не требуй, Маргарита,
В мое ты сердце не гляди…

26 марта 1908



«И я любил. И я изведал…»

И я любил. И я изведал
Безумный хмель любовных мук,
И пораженья, и победы,
И имя: враг; и слово: друг.

Их было много… Что я знаю?
Воспоминанья, тени сна…
Я только странно повторяю
Их золотые имена.

Их было много. Но одною
Чертой соединил их я,
Одной безумной красотою,
Чье имя: страсть и жизнь моя.

И страсти таинство свершая,
И поднимаясь над землей,
Я видел, как идет другая
На ложе страсти роковой…

И те же ласки, те же речи,
Постылый трепет жадных уст,
И примелькавшиеся плечи…
Нет! Мир бесстрастен, чист и пуст!

И, наполняя грудь весельем,
С вершины самых снежных скал
Я шлю лавину тем ущельям,
Где я любил и целовал!

30 марта 1908 (Январь 1912)



«Их было много — дев прекрасных…»

Их было много — дев прекрасных.
Ущелья гор, хребты холмов
Полны воспоминаний страстных
И потаенных голосов…

Они влеклись в дорожной пыли
Отвека ведомым путем,
Они молили и грозили
Кинжалом, ядом и огнем…

Подняв немые покрывала,
Они пасли стада мои,
Когда я крепко спал, усталый,
А в далях плакали ручьи…

И каждая прекрасной ложью
Со мною связана была,
И каждая заветной дрожью
Меня томила, жгла и жгла…

Но над безумной головою
Я бич занес, собрал стада
И вышел горною тропою,
Чтоб не вернуться — никогда!

Здесь тишина. Здесь ходят тучи.
И ветер шелестит травой.
Я слушаю с заветной кручи
Их дольний ропот под горой.

Когда, топча цветы лазури
Копытом черного коня,
Вернусь, как царь в дыханьи бури,—
Вы не узнаете меня!

Март 1908



«Свирель запела на мосту…»

Свирель запела на мосту,
     И яблони в цвету.
И ангел поднял в высоту
     Звезду зеленую одну,
И стало дивно на мосту
Смотреть в такую глубину,
     В такую высоту.

Свирель поет: взошла звезда,
     Пастух, гони стада…
И под мостом поет вода:
     Смотри, какие быстрины,
Оставь заботы навсегда,
Такой прозрачной глубины
     Не видел никогда…
Такой глубокой тишины
     Не слышал никогда…

Смотри, какие быстрины,
Когда ты видел эти сны?.

22
страница 2
Блок А.А.   Стихотворения 1908 года