Лиловые скаты оврага.

          Она взманила,
          Земля пустынная!

На западе, рдея от холода,
Солнце — как медный шлем воина,
Обращенного ликом печальным
          К иным горизонтам,
          К иным временам…

И шишак — золотое облако —
Тянет ввысь белыми перьями
          Над дерзкой красою
     Лохмотий вечерних моих!

И жалкие крылья мои —
Крылья вороньего пугала —
Пламенеют, как солнечный шлем,
          Отблеском вечера…
          Отблеском счастия…

И кресты — и далекие окна —
И вершины зубчатого леса —
Всё дышит ленивым
И белым размером
          Весны.

5 мая 1904 (Декабрь 1904)



«Ты оденешь меня в серебро…»

Ты оденешь меня в серебро,
     И когда я умру,
Выйдет месяц — небесный Пьеро,
     Встанет красный паяц на юру

Мертвый месяц беспомощно нем,
     Никому ничего не открыл.
Только спросит подругу — зачем
     Я когда-то ее полюбил?

В этот яростный сон наяву
     Опрокинусь я мертвым лицом
И паяц испугает сову,
     Загремев под горой бубенцом…

Знаю — сморщенный лик его стар
     И бесстыден в земной наготе.
Но зловещий восходит угар —
     К небесам, к высоте, к чистоте.

14 мая 1904



«Фиолетовый запад гнетет…»

Фиолетовый запад гнетет,
Как пожатье десницы свинцовой.
Мы летим неизменно вперед —
Исполнители воли суровой.

Нас немного. Все в дымных плащах.
Брызжут искры и блещут кольчуги.
Поднимаем на севере прах,
Оставляем лазурность на юге.

Ставим троны иным временам —
Кто воссядет на темные троны?
Каждый душу разбил пополам
И поставил двойные законы.

Никому не известен конец.
И смятенье сменяет веселье.
Нам открылось в гаданьи: мертвец
Впереди рассекает ущелье.

14 мая 1904



«Дали слепы, дни безгневны…»

Дали слепы, дни безгневны,
     Сомкнуты уста.
В непробудном сне царевны,
     Синева пуста.

Были дни — над теремами
     Пламенел закат.
Нежно белыми словами
     Кликал брата брат.

Брата брат из дальних келий
     Извещал: «Хвала!»
Где-то голуби звенели,
     Расплескав крыла.

С золотистых ульев пчелы
     Приносили мед.
Наполнял весельем долы
     Праздничный народ.

В пестрых бусах, в алых лентах
     Девушки цвели…
Кто там скачет в позументах
     В голубой пыли?

Всадник в битвенном наряде,
     В золотой парче,
Светлых кудрей бьются пряди,
     Искры на мече,

Белый конь, как цвет вишневый.
     Блещут стремена…
На кафтан его парчовый
     Пролилась весна.

Пролилась — он сгинет в тучах,
     Вспыхнет за холмом.
На зеленых встанет кручах
     В блеске заревом,

Где-то перьями промашет,
     Крикнет: «Берегись!»
На коне селом пропляшет,
     К ночи канет ввысь…

Ночью девушкам приснится,
     Прилетит из туч
Конь — мгновенная зарница,
     Всадник — беглый луч…

И, как луч, пройдет в прохладу
     Узкого окна,
И Царевна, гостю рада,
     Встанет с ложа сна…

Или, в злые дни ненастий,
     Глянет в сонный пруд,
И его, дрожа от страсти,
     Руки заплетут.

И потом обманут — вскинут
     Руки к серебру,
Рыбьим плёсом отодвинут
     В струйную игру…

И душа, летя на север
     Золотой пчелой,
В алый сон, в медовый клевер
     Ляжет на покой…

И опять в венках и росах
     Запоет мечта,
Засверкает на откосах
    
страница 4
Блок А.А.   Стихотворения 1904 года