песни любовные,
Толпы молились народные.

Или в минуту безверия
Он мне послал облегчение?
Часто в церковные двери я
Ныне вхожу без сомнения.

Падают розы вечерние,
Падают тихо, медлительно.
Я же молюсь суевернее,
Плачу и каюсь мучительно.

17 октября 1901 (1908)



«Ловлю я тонкий прах надежды…»

Ловлю я тонкий прах надежды,
Ты замедляешь быстрый шаг,
Но через сомкнутые вежды
Горят слова: «Не друг, а враг».

Лишь отпылать — и правда ближе
Или — забвенные мечты
Проходят медленно, — и ниже
Пылаю я, и выше — ты.

Тогда, в спасительном забвеньи,
Улыбка бродит по лицу.
На завтра — в новом угнетеньи
Тоска по брачному венцу.

2 ноября 1901 (13 февраля 1914)



«Скрипнула дверь. Задрожала рука…»

Скрипнула дверь. Задрожала рука.
Вышла я в улицы сонные.
Там, в поднебесьи, идут облака,
Через туман озаренные.

С ними — знакомое, слышу, вослед…
Нынче ли сердце пробудится?
Новой ли, прошлой ли жизни ответ,
Вместе ли оба почудятся?

Если бы злое несли облака,
Сердце мое не дрожало бы…
Скрипнула дверь. Задрожала рука.
Слезы. И песни. И жалобы.

3 ноября 1901



«Зарево белое, желтое, красное…»

Зарево белое, желтое, красное,
     Крики и звон вдалеке,
Ты не обманешь, тревога напрасная,
     Вижу огни на реке.

Заревом ярким и поздними криками
     Ты не разрушишь мечты.
Смотрится призрак очами великими
     Из-за людской суеты.

Смертью твоею натешу лишь взоры я,
     Жги же свои корабли!
Вот они — тихие, светлые, скорые —
     Мчатся ко мне издали.

6 ноября 1901



«Восходя на первые ступени…»

Восходя на первые ступени,
Я смотрел на линии земли.
Меркли дни — порывы исступлений
Гасли, гасли в розовой дали.
Но томим еще желаньем горя,
Плакал дух, — а в звездной глубине
Расступалось огненное море,
Чей-то сон шептался обо мне…

8 ноября 1901 (1910)



«Один порыв — безвластный и плакучий…»

Один порыв — безвластный и плакучий,
Одна мечта — чрезмерностью слаба, —
И снова он — до боли жгучий,
Бессильный сон раба.

Но ты вкуси волшебство бед вседневных
И сон другой — проклятый сон веков.
В горниле старостей душевных
Цветет восторг богов.

17 ноября 1901



«Я ли пишу, или ты из могилы…»

Я ли пишу, или ты из могилы
     Выслала юность свою,—
Прежними розами призрак мне милый
     Я, как тогда, обовью.

Если умру — перелетные птицы
     Призрак развеют, шутя.
Скажешь и ты, разбирая страницы:
     «Божье то было дитя».

21 ноября 1901



«Жду я холодного дня…»

Жду я холодного дня,
Сумерек серых я жду.
Замерло сердце, звеня:
Ты говорила: «Приду, —

Жди на распутьи — вдали
Людных и ярких дорог,
Чтобы с величьем земли
Ты разлучиться не мог.

Тихо приду и замру,
Как твое сердце, звеня,
Двери тебе отопру
В сумерках зимнего дня».

21 ноября 1901



«Ты страстно ждешь. Тебя зовут…»

Ты страстно ждешь. Тебя зовут,—
Но голоса мне не знакомы,
Очаг остыл, — тебе приют —
Родная степь Лишь в ней ты — дома.

Там — вечереющая даль,
Туманы, призраки, виденья,
Мне — беспокойство и печаль,
Тебе — покой и примиренье.

О, жалок я перед тобой!
Всё обнимаю, всем владею,
Хочу владеть тобой одной,
Но не могу и не умею!

22 ноября 1901 (Февраль 1914)



«Будет день и свершится великое…»

Будет день и свершится великое,
Чую в
страница 12
Блок А.А.   Стихотворения 1901 года