невольно
Среди знакомых пошлых лиц.
Порой легко, порою больно
Перед Тобой не падать ниц.

В моем забвеньи без печали
Я не могу забыть порой,
Как неутешно тосковали
Мои созвездья над Тобой.

Ты не жила в моем волненьи,
Но в том родном для нас краю
И в одиноком поклоненьи
Познал я истинность Твою.

22 сентября 1900



«Ночь грозой бушевала, и молний огни…»

Ночь грозой бушевала, и молний огни
Озаряли гряду отдаленных холмов,
Только утром я поднял безжизненный труп
И зарыл под холмами, у края земли.

День прошел молчалив и таинственно свеж
Ввечеру подошла непроглядная тьма,
И у края земли, над холмами вдали
Я услышал безжизненный голос тоски

Я пытался разбить заколдованный круг,
Перейти за черту оглушающей тьмы,
Но наутро я сам задохнулся вдали,
Беспокойно простертый у края земли.

24 сентября 1900 (1908?)



«Курятся алтари, дымят паникадила…»

Курятся алтари, дымят паникадила
          Детей земли.
Богиня жизни, тайное светило —
          Вдали.
Поют торжественно; победно славословят
          Немую твердь.
И дланями пустынный воздух ловят,
          Приемля смерть.
Неуловимая, она не между нами
          И вне земли.
А мы, зовущие победными словами,—
          В пыли.

29 сентября 1900 (1910)



«Напрасно я боролся с богом…»

Напрасно я боролся с богом.
Он — громоносный чудодей —
Над здешним, над земным чертогом
Воздвиг чертог еще страшней.

И средь кощунственных хулений,
Застигнут ясностью Зари,
Я пал, сраженный, на колени,
Иные славя алтари…

И вопреки хулам и стонам,
Во храме, где свершалось зло,
Над пламенеющим амвоном
Христово сердце расцвело.

4 октября 1900 (13 февраля 1914)



«Ты была у окна…»

     Ты была у окна,
     И чиста и нежна,
Ты царила над шумной толпой.
     Я стоял позабыт
     И толпою сокрыт
В поклоненьи любви пред тобой.

     Мне казалось тогда,
     Что теперь и всегда
Ты без мысли смотрела вперед.

     А внизу, у окна,
     Как морская волна,
Пред тобой колыхался народ.

     Поклоненьем горда,
     Ты казалась всегда
Одинокой и властной мечтой.
     И никто не слыхал,
     Как твой голос звучал,—
Ты в молчаньи владела толпой.

     Я стоял позабыт
     И толпою сокрыт.
Ты без мысли смотрела вперед,
     И чиста, и нежна;
     А внизу, у окна,
Вкруг меня волновался народ.

12 октября 1900 (1908)



«Поклонник эллинов — я лиру забывал…»

Поклонник эллинов — я лиру забывал,
Когда мой путь ты словом преграждала
Я пред тобой о счастьи воздыхал,
И ты презрительно молчала.

И я горел душой, а ты была темна.
И я, в страданьи безответном,
Я мнил: когда-нибудь единая струна
На зов откликнется приветно.

Но ты в молчании прошла передо мной
И, как тогда, одним напоминаньем
Ты рвешь теперь и мучаешь порой
Мои эллинские призванья.

12 октября 1900



АРТИСТКЕ

Позволь и мне сгорать душою,
Мгновенье жизнь торжествовать
И одинокою мечтою
В твоем бессмертьи ликовать.

Ты несравненна, ты — богиня,
Твои веселье и печаль —
Моя заветная святыня,
Моя пророческая даль.

Позволь же мне сгорать душою
И пламенеть огнем мечты,
Чтоб вечно мыслить пред собою
Твои небесные черты.

15 октября 1900 (27 января 1916)



«Я знаю, смерть близка. И ты…»

Я знаю, смерть близка. И ты
Уже меня не
страница 8
Блок А.А.   Стихотворения 1900 года