нарумянишь, Дитя крылатое захочешь как-нибудь Вновь приманить... но не приманить! Взамену снов младых тебе не обрасти Покоя, поздних лет отрады; Куда бы ни пошла, взроятся на пути Самолюбивые досады! Немирного душой на мирном ложе сна Так убегает усыпленье, И где для каждого доступна тишина, Страдальца ждет одно волненье. 1822

ПАДЕНИЕ ЛИСТЬЕВ (Из Ш. Мильвуа)

Желтел печально злак полей. Брега взрывал источник мутный, И голосистый соловей Умолкнул в роще бесприютной. На преждевременный конец Суровым роком обреченный, я так младой певец, С дубравой, сердцу драгоценной: "Судьба исполнилась моя, Прости, убежище драгое! О прорицанье роковое! Твой страшный голос помню я: "Готовься, юноша несчастный! Во мраке осени ненастной Глубокий мрак тебе грозит, Уж он зияет из Эрева, Последний лист падет со древа Твой час последний прозвучит!" И вяну я: лучи дневные Вседневно тягче для очей; Вы улетели, сны златые Минутной юности моей! покину все, что сердцу мило. Уж мглою небо обложило, Уж поздних ветров слышен свист! Что медлить? Время наступило: Вались, вались, поблеклый лист! Судьбе противиться бессильный, Я жажду ночи гробовой. Вались, вались! Мой холм могильный От грустной матери сокрой! Когда ж вечернею порою К нему пустынною тропою, Вдоль незабвенного ручья, Придет поплакать надо мною Подруга нежная моя, Твой легкий шорох в чуткой сени, На берегах Стигийских вод, Моей обрадованной тени Да возвестит ее приход!" Сбылось! Увы! судьбины гнева Покорством бедный не смягчил, Последний лист упал со древа Последний час его пробил. Близ рощи той его могила! С кручиной тяжкою своей К ней часто матерь приходила... Не приходила дева к ней! 1823

x x x Дало две доли провидение На выбор мудрости людской: Или надежду и волнение, Иль безнадежность и покой. Верь тот надежде обольщающей, Кто, бодр неопытным умом, Лишь по молве разновещающей судьбой насмешливой знаком. Надейтесь, юноши кипящие! Летите, крылья вам даны; Для вас и замыслы блестящие, И сердца пламенные сны! Но вы, судьбину испытавшие, Тщету утех, печали власть, Вы. знанье бытия приявшие Себе на тягостную часть! Гоните прочь их рой прельстительный: Так! доживайте жизнь в тиши И берегите хлад спасительный Своей бездейственной души. Своим бесчувствием блаженные. Как трупы мертвых из гробов, Волхва словами пробужденные. Встают со скрежетом зубов,Так вы, согрев в душе желания, Безумно вдавшись в их обман, Проснетесь только для страдания, Для боли новой прежних ран.

x x x О счастии с младенчества тоскуя, Все счастьем беден я, Или вовек его не обрету я В пустыне бытия? Младые сны от сердца отлетели, Не узнаю я свет, Надежд своих лишен я прежней цели, А новой цели нет. Безумен ты и все твои желанья",Мне тайный голос рек; И лучшие мечты моей созданья Отвергнул я навек, Но для чего души разуверенье Свершилось не вполне? Зачем же в ней слепое сожаленье Живет о старине? Так некогда обдумывал с роптаньем Я тяжкий жребий свой, Вдруг Истину (то не было мечтаньем) Узрел перед собой. "Светильник мой укажет путь ко счастью! Вещала. Захочу И, страстного, отрадному бесстрастью Тебя я научу. Пускай со мной ты сердца жар погубишь, Пускай, узнав людей, Ты, может быть, испуганный, разлюбишь И ближних и друзей. Я бытия все прелести разрушу, По ум наставлю твой: Я оболью суровым хладом душу, Но дам душе покой". Я трепетал, словам ее внимая, И горестно в ответ Промолвил ей: "О гостья неземная! Печален твой привет Светильник твой светильник погребальный Последних благ моих! Твой мир, увы! могилы мир печальный И страшен
страница 5
Баратынский Е.А.   Из книги Русская элегия XVIII-начала XX века